Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
По дрезденскому счету
 
13.10.2006

 
  
 
Заключительная пресс-конференция в Дрездене, городе почти родном. Президент с Ангелой Меркель на авансцене, я в зале, в первом ряду. Конечно, эти немцы сразу о Политковской. Вопрос Ангелке, но президент мужественно принял удар на себя. Хотя, наверное, мог и отмолчаться.
Каюсь, я сомневался, стоит ли ему трогать эту тему, тем более сразу после Рамзана. Рамзанчик, тот выразил соболезнования и попросил не искать чеченский след. Открестился. Но президент тронул – и, как всегда, оказался прав. Какие он нашел слова! Да, это убийство, и омерзительное по своей жестокости! Но! Ищи, кому выгодно. Выгодно ли нам, действующей власти? Нет! Ибо наносит нам больший вред, чем все публикации Политковской вместе взятые. Значит, нас, тех, кто засел в Кремле, подозревать смешно. Словом, власть не при чем, хотя пусть все же другие, которые своей писаниной наносят ущерб стране, задумаются…
И еще президент обмолвился: у исполнителей могли быть разные мотивы. Я лично понял так: бывают мотивы низменные, корыстные, а бывают совсем иные. Возмущение клеветниками России, ненависть к журналистской пятой колонне, например. И если это, омерзительное, совершили оголтелые наши патриоты, то им сигнал: прежде чем мочить журналиста в подъезде, соотнесите вред, наносимый им, с ущербом от скандала, который вызовет акция. Разумно.
И главное. Какое было влияние Политковской на политическую жизнь страны? Да никакое! Минимум миниморум. Человек, широко известный в узких кругах. Так, опять-таки, какой же нам смысл?
Оглянулся – немцы в зале усмехаются. Мол, на телевидение ее не пускали, народу не показывали. Ну, они нам не указ. Они нашей жизни не понимают, у нас демократия суверенная, не европейская...
Вроде бы президент сказал то же, что Рамзан, – не ищите, мол, ненужных следов – но насколько убедительнее, ярче, выразительнее! И все предельно честно, откровенно, по высшему, дрезденскому счету. Без сантиментов.
А пресс-конференция катится дальше, журчат, ласкают слух спокойные, благостные слова: «Газпром», трубопровод, распределительные сети, инвестиции… А я восторгаюсь сдержанностью президента. Он ведь человек, и ничто человеческое ему не чуждо. И не всегда способен совладать со своими эмоциями. Особенно когда речь о журналистах. В 2000-м я лично вымарывал из текста будущего (тогда еще будущего) главы государства пассаж про предателя родины Бабицкого. В «Коммерсант» это по недосмотру просочилось, а уж в книгу «От первого лица» я это не пропустил. А тут президент сдержался, худших слов, что сердце жгут, не произнес…
А после пресс-конференции, когда мы шли на заседание «Петербургского диалога», президент сказал:
– Знаешь, Питирим, те люди, которые скрываются от российского правосудия,– брови его строго сошлись на переносице,– всегда готовы принести кого-нибудь в жертву. Любого. Мужчину. Женщину. Мать. Отца…
– Неужели? – поразился я. – Зачем?
– А чтобы создать волну антироссийских настроений…
– Так надо это им, немцам то есть, сказать!
И он сказал. И был тысячу раз прав. Эти беглые кукловоды даже Рыбкина Ивана Петровича, чистейшее, безобиднейшее создание, собирались принести в жертву. Счастье, что он вовремя сообразил и в Киев сбежал, к своей дивчине. И Володю Соловьева, любимца страны, надеялись превратить в российского Гонгадзе.
Но мы, действующая власть, тоже не лыком шиты. Да, все случилось неожиданно. Все произошло вдруг, но у нас уже готов меморандум по Невзлину. Фактически, калька будущих признательных показаний. Смотрите в Интернете. Жаль, что у Ходорковского алиби. Хотя почему? А что ему мешало руководить подельниками из Краснокаменска? Писать инструкции молоком между строчек книг по всемирной истории? Как Владимиру Ильичу, тому, первому, не Колесникову?
Кроме того, я постоянно на связи с Москвой, и мне донесли, что пущенная по следу служебная собака привела оперативников к самой российско-израильской границе. Как и провидел президент! Негодяи практически пойманы. Ну, хорошо – обречены…
После «Диалога» подхожу к президенту, чтобы выразить свое восхищение.
– Ладно, Питирим, – останавливает меня президент, улыбаясь одной из чарующих своих улыбок. – Проехали. Завтра пойдем с тобой гулять по городу. Я покажу тебе места, где я был счастлив когда-то…
А назавтра, после изумительной утренней прогулки, включаю телевизор – а там опять Рамзан. Смотрит немигающим взглядом: «Я женщин не убиваю!» Теперь придется и нам высказаться насчет женщин. В смысле, что и мы то же самое… только мужчин… и только влиятельных. Включил радио – а там Березовский, старый аферист. Захлебываясь словами, кричит: чудовищное это убийство совершили люди из окружения президента, потому что президент ненавидит правду! Гонит Абрамыч антироссийскую волну изо всех сил. Ну, за нами не заржавеет. Нас никакой волной не накроешь. Кто нас накроет, тот трех дней не проживет.


Ангела Меркель и Владимир Путин. Фото с сайта politklass.ru
















 
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
 


Квартиры на ВДНХ - выгодное вложение инвестиций | В наличии в нашем магазине бензорезы | Особенности технических дверей